Форум НИС Космонавт Георгий Добровольский

Место общения ветеранов СКИ ОМЭР АН СССР. Приложение к сайту НИС КГД


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

И помните ли свой первый выход в рейс?

Я уже подзабыл. Всё как-то автоматически произошло, как во сне.

После армии, то ли в 70-м, то ли в 71-м, собрались мы, одногруппники по техникуму, в ресторане на Невском. Там я встретил своего товарища - Витю Иванченко. Оказалось, что работает он на научнике, на "Кегострове". Ходит в рейсы, то да сё, интересно...  


Позднее уже, работал я себе спокойно в НИИ инженером, разрабатывал аппаратуру для военных, на хорошем счету... Однажды кто-то сказал, что на Торжковской, под вывеской "ИЗМИРАНа" по четвергам человек сидит, куда-то народ набирает, вроде бы на пароходы. Это рядом с моим домом. Заглянул, послушал. Оказалось - то самое, о чём Виктор рассказывал. Оставил заявление. Сказали - через год жди ответа.

Через год звонит наш кадровик: "Зайди".
Спрашивает строго: "Письмо пришло из Москвы. Не передумал?". "Нет", говорю. Ну, и пошло: заявление, партком, райком. Везде одобрямс. 4-го июля (33 года тому назад!) - трудовая книжка на руки, на следующий день - уже в Москве, у Герасимова, на Комсомольском. Затем Владимир Михайлович Котов распределял нас - меня, Сашу Гольнева, Борю Федоровцева и Сергея Ладного по местам работы:

- Прощенко - в отдел связи!
- Я же подавал заявление на телеметрию! Зря увольнялся?
- Р-р-р... Ладно, в телеметрию!


Дальше - прививки, беседа на Старой площади...
И через несколько дней - в порт, на борт "Добровольского". Всё необычно: порт, автобус от проходной, большой белый пароход у причала, на нём - всевозможные антенны, вахтенный у трапа, узкие коридоры, вахтенная рубка. Появляется вроде бы заспанный человек.

Знакомимся - Горный Александр Михалыч. Инструктаж: вахты, каюта, столовая, гальюн. Всё. Дальше сами разберётесь. Рутина.

Где-то к осени народ начал прибывать.
Начальство, командиры в гражданке, молодые ребята с дембеля, по специальности, "старички" с АСК, с других судов. Несколько новичков, вроде меня, с гражданки, умеющих читать схемы и владеющих паяльником. Открыли лаборатории. Вместе с Валерой Шлыковым и Юрой Ларионовым начали осваивать УРТС-2.


Всё сырое, чуть живое. Нужно тестировать, приводить в чувство. Кажется, в сентябре вышли на пару дней в Финский залив, для проверки приёмного комплекса и привода антенны - "Ромашки". Работали ночью. Качало. Уселся в кресле в лаб.6а (центр судна), так и проторчал там всю ночь.

А через месяц - полный состав на борту и выход в рейс. 14 октября 1978 года. Толком ничего не помню. Таможня, погранцы, буксиром оторвали от причала, на берегу провожающие кричат, "Добровольский" дал ход и понемногу пошёл. Мимо Лесного порта, 3-го района, вон там - Ждановский завод, вот Угольная гавань, бетонные буквы "Ленинград", впереди - Кронштадт, за ним - чужие страны, валюта, тропическое довольствие и тропическое небо в звёздах, океан и простор... На долгие месяцы.

Нырнул - плыви. Выплывешь, сработаешься, выдержишь - хорошо. Будешь моряком
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Я хоть не совсем в тему, но на "Неделин" попал тоже неспроста. Набирали в училище почти тайно и самых, как говорили, отличников. Но за неделю до выпуска прибежал (прибежал!) ротный и говорит, что, мол, набирают лейтенантов на большой, белый пароход (так в просторечье корабли всегда называют). Ищут крепких и... холостых.

Я во всё горло: "Да!". Так и оказался на корабле.
Посмотреть профиль http://www.toge.ru
Я хорошо помню, как оказался на "Добровольском" и что этому предшествовало. Боюсь только, длинная получится история. Ну да ладно, лиха беда начало...
Как и многие из нас, попал я в СКИ ОМЭР из армии. Служил в Голицыно-2, ныне Краснознаменск, в в/ч 59947(номер части, кстати отличался от несуществовавшего тогда ещё КГД всего на единицу, У КГД - 59946), часть наша была не очень боевая, занимались обслуживанием 32103: охрана объектов, водители, электрики, сантехники и пр. Видимо поэтому в нашу часть не приходили, как на НИПы, разнарядки на подбор кадров для Морского комплекса, не приезжали вербовщики, как в другие части. Узнал я о Морском комплексе совершенно случайно. Служил у нас в секретке прапорщик Шилин, он в отличие от других почему-то ходил на службу в морской форме, был он уже предпенсионного возраста, нам, 20-ти летним, казался стариком и мы, штабные, называли его просто дядя Слава. Где-то за пол-года до дембеля, на перекуре, я спросил, почему у него форма морская. Он говорит, служил несколько лет на корабле в Морском комплексе, вот донашиваю. Я говорю, давайте с этого места пожалуйста поподробней. Меня это очень заинтересовало, смущало только, что придется для этого идти в прапорщики. Я прекрасно знал гулявшую тогда в армии поговорку: "Лучше иметь дочь - проститутку, чем сына - прапорщика". Но когда он сообщил, что на кораблях Морского комплекса работают и гражданские, тут меня просто разобрало и я стал допытываться , как туда попасть. Дядя Слава, к сожалению, тонкостей оформления не знал, но направил меня к одному подполковнику из 32103(фамилию, к сожалению не помню, звали его, кажется Анатолий Михайлович), с которым он служил на АСК. Тот тоже не знал, что и как, но дал мне телефон бывшего тогда начальником экспедиции АСК Феоктистова Валентина Сергеевича. Феоктистов мне сказал, что нужно просто приехать в Москву на Комсомольский пр-т,18 и обратиться в отдел кадров. К счастью, тогда для меня не было проблемой получить отпускной билет в Москву на один день, да и самоволку, в крайнем случае, можно было бы организовать.
С друзьями-приятелеми Чикаловым Игорем и Серегой Боргой мы прибыли на К-18, к нам на крыльцо вышла симпатичная девушка(как потом я узнал - Галя Фесенко), дала нам образцы документов и дело завертелось. Серёге,правда, командир характеристику не подписал, он умудрился в период оформления попасться в самоволке. А мы с Игорем вскоре привезли свои документы на К-18 и стали ждать результатов. Игорь, правда, ждал как-то вяло, а я, так просто с нетерпением. Подождав месяца три, стал названивать в отдел кадров, ответ был один - "ждите". Подошел дембель, а ответ был всё тот же. Приехав домой, звонил каждую неделю и, наконец, услышал долгожданное - "Приезжайте оформляться на работу". Дело было в пятницу, я еле дождался понедельника и утром 15 июня 1978-го я уже стоял у дверей отдела кадров. Сходил в ЦК, побеседовал с очень вежливым дяденькой по фамилии Суходрев, кажется Александр Владимирович его звали. Потом уже, когда работал в ОК СКИ ОМЭР, я узнал, что он не всегда бывал так корректен. Помню, после телефонного разговора с Суходревом, влетает к нам начальник отдела кадров подполковник Брель Иван Антонович, красный, как рак и, с использованием всего богатства великого и могучего, сообщает нам об очередном нашем кадровом проколе и какие мы, так нас и разэтак, работники. Однажды в кабинете Бреля застал начало разговора его с Суходревом, бедняга Иван Антонович с трубкой стоял по стойке "смирно" и из трубки доносились явно недипломатические выражения.
После беседы в ЦК, помню, заглянул в местный буфет, "съел холодного язя", по-Высоцкому, и в тот же вечер убыл в Ленинград. Как я оказался на "Добровольском", доложу в следующий раз.
Посмотреть профиль
его просто дядя Слава

В военном флоте, Саша, есть очень старая традиция: многопрослуживших на одном корабле называть "дядя".

Посмотреть профиль http://www.toge.ru
Саша а где продолжение? Very Happy
Посмотреть профиль
Мне на встрече на Озере Евгения Николаевна Белая подарила книгу Конецкого, читаю её, точнее перечитываю в сотый раз и столько всяких мыслей в голову приходит...

Для меня всегда загадка - как человек приходит на флот. С одной стороны, очень просто - не встречал никого, у кого это не начиналось с детской мечты. Я родился в деревне. Когда узнали, что я еду в военно-морское училище поступать, то чем только не пугали. Только отец сказал: "Решил - поезжай!"

С другой, военный моряк находится чуть в другом положении, он редко выбирает сам свою судьбу, или часть жизни на ближайшие годы: не позвал бы меня мой командир роты, то я бы, как сын простых советских людей, служил на Северном флоте (исходя из моего диплома на 4,5 балла).

Но мне всего было интересно, когда свободный гражданский человек выбирал такой не самый лёгкий путь. И прикипал к нему на всю жизнь...

Сколько потом удивительных судеб встретил на Тихом океане. Например, начальник цеха - женщина, которая почти 50 лет провела в море на плавбазе: "Товарищ капитан" - говорила она 35-летнему капитану - "У меня никого нигде нет, только команда плавбазы." Её кулака боялись даже пьяные матросы плавбазы, а фигура у неё была боцманская!

Капитан с его поговоркой: "Рыбу - стране, деньги - жене". Жену он не видел 1,5 года.

Когда-то я мечтал посидеть рядом с моряками. Оказывается, что мечты и правда сбываются. Ребята, мы с вами одной крови!
Посмотреть профиль http://www.toge.ru
Генерал из "Особенностей нац. рыбалки", ныряя с сигарой в зубах, говорит о воде, как о естественной среде обитания человека. Он прав. Просто не все это понимают или чувствуют.
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Всем привет!Обращается к вам новичёк на сайте.Я служил на Тихоокеанском флоте на одном из кораблей ТОГЭ. Для этой темы у меня есть воспоминания, но они вылились в рассказ, поэтому я не знаю могу ли я его поместить на этой ветке форума,может кто подскажет. Может есть другая ветка для рассказов?
Посмотреть профиль
Владимир Семёныч, можно и тут.
В конце концов, если не по теме, всегда можно найти место.
А воспоминания - это самое ценное, что у нас осталось. Их надо сохранить

Смелее!
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Я догадываюсь что за рассказ, уверен, что тут ему место!
Посмотреть профиль http://www.toge.ru
«МАГЕЛЛАН»


«Как родная меня мать провожала…»
Да, что делать меня призвали в армию. Мне 19. Много это или мало и сегодня не знаю. Казалось что уже взрослый, один раз проголосовал за какого-то депутата блока коммунистов и беспартийных. Тогда так называли правящую часть народа. Депутаты были народные, потому что из народа.
«Тут и вся моя родня набежала…»
А какая у меня родня?
Отец, в поселке он дядя Сеня, а вообще Семен Семенович, потому что у него отец, мой дед, тоже был Семен.
Мама Евдокия Григорьевна, так потому что депутат Райсовета, секретарь Райисполкома в поселке тетя Дуся, соседи зовут почему-то Люся.
Бабушка, просто Акулина Ермолаевна.
Два брата средний Шурка и младший Юрка. Я, значит старший.
«Ой, куда ты паренек, ой куда ты?
Не ходил бы ты Ванек, во солдаты.»
Во первых, не Ванек, а Вовка. Отец меня так звал, не Вова, не Володя, а просто Вовка:
« Вовка ты куда, опять на Тюкан?» Тюкан это название нашей речки. Конечно на Тюкан, куда еще Вовка может… Люблю я воду и ничего тут не поделаешь, как магнитом она притягивает к себе… « Ни куда не пойдешь, помоги мне, надо гвозди выпрямлять…»
Отец строил, кажется что-то вроде кухни. Материала как всегда толком не было, и гвоздей конечно тоже. Разбирали старые ящики и всякую всячину. Вовка считал себя мастером по выпрямлению старых, использованных гвоздей, отец и не возражал против этого, но не упускал случая, чтобы использовать это мастерство. Гвоздь, согнутый по середине под углом 90 градусов Вовка распрямлял за два удара молотком, на старом куске железнодорожного рельса…
До сегодняшнего дня люблю это делать и вспоминаю отца.
Во вторых… «не во солдаты»
Уже знал на флот, 120 команда, значит, на год служить больше. Страшно представить четыре года. А у меня девушка Галя, это еще страшней. Кому она достанется? Где я буду неизвестно, а она остается здесь свободная, боевая и красивая.
Год назад, когда уже работал на заводе, я решил, что она будет моей женой.
А теперь когда?... Где?... Как?... Наверное, я сошел с ума…
Провожали конечно друзья с завода, одноклассники, которые еще не получили повестки из военкомата.
Представители военкомата доставили нас в пересылочный пункт г. Свободный. Там уже сутки «загорал» мой кореш, одноклассник Шурка Голубятников. Утром подвезли еще группу, и еще один одноклассник Вовка Недоступ, нас стало трое, а это уже что-то…
Веселей ждать своей участи.
В голове еще шумели домашние проводы, а нас тут охраняли не то милиционеры, не то солдаты, убежать было сложно. Кто-то все-таки сбегал за бутылкой портвейна. Хотелось есть, когда выпили портвейн, кажется «Анапа» назывался, чем-то закусили, есть перехотелось.
Поезд, на котором нас должны были отправлять во Владик, почему-то опаздывал на 6 часов. Мы с Шуркой Голубятниковым отпросились на почту дать телеграмму домой, что поезд опаздывает. Мы должны были проезжать нашу станцию Бурею, и народ подойдет к поезду, чтобы еще раз нас увидеть и попрощаться, Так было принято.
Вечером мы уже строем бежали к поезду. Бежать было тяжело. Наверное, кто-то еще смотался за портвейном. Я просил ребят, чтобы меня не бросали. А то, как же я в армию попаду, если отстану. Меня не бросили. В строю перед посадкой в вагон, когда пересчитывали, офицер подошел ко мне поднял за подбородок мою голову и спросил: «Этот тоже с нами»,
я сказал: «тоже с нами»
На нашей станции я вышел в ботинках на одну ногу, было неудобно, приходилось терпеть. Было 4 часа утра. На перроне была родня и Галя. Со всеми обнялся, Галю уже не стесняясь, поцеловал. Сунули мне авоську с собой, там были какие-то продукты и опять «Анапа». Мне было плоховато. «Анапу» добровольно отдал сопровождавшим нас матросам. Звание офицера не помню, да вообще в званиях офицеров тогда не разбирался. Отец мой старшина милиции, поэтому в лычках до старшины разбирался, а в звездочках мне еще предстояло. Поезд катил меня на Восток.
Меня что-то беспокоило. Я не мог понять что. Понятно, что как будет без меня моя девушка? Еще конечно, где я буду служить? Но что-то еще…В голове стоял какой-то вопрос… Я не мог понять какой?
Наконец мы в легендарном «Экипаже» дальневосточной столицы. Там еще проболтались неделю. Нет «Экипаж» это отдельная песня.
Нас одели в матросскую форму и отправили, кажется на электричке в учебный отряд для прохождения курса молодого бойца и принятия присяги. Военная часть называлась ШМАС. Школа младших авиаспециалистов. Рабочую форму выдали, вместо ботинок сапоги. К вопросу, где буду служить, добавилось, сапоги? Морская пехота? На севере? Одни загадки.
Учебный отряд. Рытьё траншеи для водопровода в камнях. Это как раз для новобранцев. Чтобы служба медом не казалась, а она и не казалась. Строевая подготовка. Заявление, под диктовку, добровольцем во Вьетнам на защиту соцлагеря. Была тогда такая акция. Голова кругом…
Однажды зав. столовой старшина (сундук) Кочергин. Про него поговорка была: «Самый страшный из старшин зав. столовой Кочергин» попросил двух матросов на кухню. Меня и еще одного послали прямо с занятий. Изучали АК, может, поэтому потом, уже на корабле, со знанием оружия, со мной произошла одна неприятная история.
Короче пришли мы на кухню, да! Да! у них не камбуз кухня. Чистили картошку. Потом меня послали привезти уголь для котельной, вез я его на тачке, решил сократить путь, повез через плац, в тачке была дырка, угольная дорожка прошла через плац по диагонали. Я его потом мыл половой тряпкой, полоса стала ещё шире, а дальше три дня убирал отхожее место.
Ждали принятия присяги. Возили нас в город на репетиции по подготовке ко дню военно-морского флота. Участвовали в спортивных пируэтах.
Вдруг на одном из теоретических занятий нам сообщают, завтра к 4-м утра быть готовыми к отправке на основное место службы. Подшиться, прономероваться и ждать. Подшивались, номеровались и упаковывались без отбоя до часу ночи, отбивались по умолчанию. В назначенное время нас подняли и в морской порт, не помню, каким способом.
«Советский союз» отчаливал, кажется в 9 часов. Сопровождал нас каплей Токарский В.В., потом он будет моим начальником на станции «Трал» в телеметрии, и два старшины.
Шли четверо суток, вот тут-то новобранцы, на которых была матросская форма, приняли первое крещение Бога морей и океанов, на себе почувствовали и качку, и ту самую болезнь от неё.
В первую ночь проходили шторм, всего 7 баллов, для такой махины, как «Советский союз» это сущий пустяк. Разместили нас в самом низу, в каютах на четыре человека 3-го класса, наверное, на уровне ватерлинии. Вода начала захлестывать в иллюминаторы, пришла дневальная задраила иллюминаторы и предупредила, чтобы ничего не трогали, мы спали и, конечно же, ничего не трогали. Утром в каюту заглянул Токарский, сказал в какое время завтрак.
Я спал на верхней койке, смотрю, с противоположной кровати свесились ноги, повисели некоторое время и снова скрылись под одеялом. Я решил свесить свои ноги, но получилось, не надолго.
Что это? С проводов не брал ни грамма в рот, а встать не могу.
Кто-то высказал предположение, что это от качки, вот так я почувствовали впервые морскую качку. На завтрак решили не ходить. Наш сопровождающий два раза заглядывал в каюту и, ухмыляясь молча, поглядев на нас, закрывал дверь. Почему он не настаивал на подъёме, не ругался, нам было непонятно, но нас это устраивало. Мы лежали до обеда. Меня пугало одно, при погрузке на пароход, сказали, что кормить будут только два раза в день. В этот день, уже оставался один раз. Мне при моем росте 179,5 и весе 62,5 пропускать обед было противопоказано. Пока был в учебке, на рытье траншеи сбросил 2кг, дальше уже нельзя. Превозмогая комок в горле, поплелся в столовую. Потом быстро бежал искать гальюн… нашел, влетаю туда, толчки все заняты, очередь… что делать?... растолкал…
Был конечно момент перехода, который скрасил мне потом тяжелые первые сутки и остальную часть рейса воспринял как увольнение на берег, несмотря, что берег был далеко. Дело в том, что здесь после учебного отряда нас не очень контролировали. Единственное требование было днём не выходить на верхнюю палубу. В остальном, мы чувствовали себя свободно. Вечером даже могли позволить себе пойти на танцы, которые организовывались на одной из палуб. Вечером на танцах я встретил свого земляка из Буреи одноклассника своего брата Саньку Чупина, он окончил мореходку и теперь работал на этом пароходе.
С этого момента отпал вопрос моего питания, Санек переодевал меня в свою рубашку и водил в столовую для персонала парохода. Он потом остался жить на Камчатке. Через много лет Санек с семьёй был в Москве и заходил ко мне в гости. Мы вспоминали тот мой переход в Петропавловск. Сегодня его уже нет на этом свете.
И вот она Камчатка.
Из Петропавловска к кораблям нас доставили на ПСК. Не помню, сколько нас было молодых, наверное, около шестидесяти человек.
Высадили нас на стенке, построили. Мы стояли. Глазели по сторонам. Сейчас из памяти трудно вытащить подробности. Было начало августа, погода была не очень, какая-то хмурая или даже угрюмая, может потому, что на душе тоже было угрюмо. Ещё присутствовало любопытство.
Где я? Куда попал? Чем буду заниматься четыре года? Любопытство было заметно на всех лицах. Стриженые пацаны с вещмешками, выхваченные с гражданских танцплощадок, не были ни отрядом, ни взводом, были сами по себе, мало того каждый из них был как ежик весь в колючках. В моей голове было наверно, что и у каждого.
Как себя вести, чтобы выжить в этом механизме под названием армия или конкретнее флот и еще конкретнее корабль? Будем служить на кораблях, в этом уже никто не сомневался. Что за корабли?
Один и не кому обо мне думать как о человеке, стоящие рядом ежики, думали так же. Каждый думал о том же, как защитить себя, чтобы не пропасть. Такое поведение заметно было и в учебном отряде некоторые были агрессивные, злые. Были равнодушные, такие себе на уме, не узнаешь чего от них ждать. Некоторые болтливые, шебутные таким нужна была компания и дружба. Некоторые совсем растерянные, не понимали, что происходит, такие казались бестолковыми, их было жалко.
У меня был опыт жизни без папы с мамой. Два года в общежитии, во время учебы в училище, где я получал профессию токаря, потом почти год работы на заводе по полученной специальности, как-то подготовили к самостоятельной жизни.
Знал, что все это пройдет, и мы научимся жить и в этом коллективе.
Останемся каждый сам собой, но колючки исчезнут.
А пока мы стояли в строю ждали, кого-то ждали. Из учебного отряда уже знал, что придет другой дядя, у которого больше звездочек на пагонах, или размером они больше. И вот дядя пришел, это был кап 1 ранга. Высокий, худой, немного сутуловатый, но его это не портило, наоборот придавало какую-то морскую суровость. Голова казалась маловатой, для такого тела, наверное, это от фуражки с большим «аэродромом». Были у него какие-то несуразные усики, но они никак не характеризовали, да носил он их, как я по том узнал, не всегда. Когда услышал его голос, сразу подумал, что он сухой, а не худой, даже высохший на столько что у него не было голоса. Был сип, и он нам просипел приветствие, после доклада Токарского, что молодое пополнение прибыло, что переход на гражданском судне «Советский союз» из Владивостока в Петропавловск, прошел без замечаний.
Каперанга просипел: «Здравствуйте товарищи матросы».
Мы ответили.
- «Поздравляю вас с прибытием на соединение кораблей адмирала Максюты»
Уже тогда моряки этого соединения называли и именовали себя Максютовцами.
- Каперанга сипел нам ещё что-то, рассказывая про корабли и службу на них, но теперь это уже не важно, потом мы все это узнали и испытали на собственных плечах.
Так начиналась моя служба на славном и незаметном для окружающего мира соединении кораблей Тихоокеанского флота.
Потом я узнал, что встречал нас начальник штаба соединения каперанга Корытин. Матросы звали его Магелланом. Не знаю, какой был настоящий Магеллан, но мне казалось, что он был похож на Корытина. За время службы я с ним встречался раза три.
Но первое впечатление о нем не изменилось, он всегда был таким, каким я его увидел в первый раз высоким, сухим и сиплым. Вообще еще мне было известно, что офицеры его не любили и побивались. Причиной была привычка Магеллана отчитывать провинившегося офицера в присутствии подчиненных. Мне кажется, что Магеллан в таких случаях выступал, наоборот, в интересах тех, кого он отчитывал. Не думаю, что ему было так необходимо кого-то унижать, чтобы прибавить своему авторитету перед матросами, которые его и так уважали. Он, скорее всего, считал так, что если матросы любят своего начальника, а начальник, как правило, из-за них получает по службе «чёп», то в следующий раз они не станут его подставлять.
Встречались мы не по службе, скорей всего на отдыхе. Несколько раз мне посчастливилось участвовать в коллективных вылазках на рыбалку, которые организовывал Магеллан, ловля рыбы проводилась неводом. Уловы шли в котел на питание личному составу всех трех кораблей соединения. После таких рыбалок был рыбный суп и жареная рыба.
Что осталось в памяти от таких походов? Для их участников самые положительные эмоции и впечатления. Конечно военная служба даже на отдыхе не исключает присутствия начальников и начальники оставались начальниками, но нас это не тяготило, мы общались в неформальной обстановке друг с другом, нам было легко. Непосредственных начальников не было рядом, а просто старшие по званию тоже отдыхали вместе с нами.
Была гитара, под неё песни. Всякие байки и рассказы, те же анекдоты. Делились Впечатлениями об интересных случаях. Вспоминали дом.
Магеллан брал с собой жену и двух сыновей. По возрасту они, наверное, были погодки, где-то около 15 лет. Жена была явно моложе его.
Зачем это ему нужно было, устраивать такие походы? Трудно сказать Просто, наверное, любил такое время препровождение. Рыбалка, природа. Камчатская природа особенная, сопки, вулканы, карликовые сосны. Ночь, плеск морской волны, хорошо и красиво когда закат, уха у костра, икра 20-тиминутка. А восход! Когда бы матрос с военного корабля это увидел и узнал. Магеллан это понимал, вот где он зарабатывал свой авторитет. Это была, и своего рода, воспитательная работа. Где можно узнать о матросе больше, об отношении его к службе, к кораблю, начальникам? Конечно в неформальной обстановке.
Однажды, была уже осень, возвращаясь с такой рыбалки, произошел такой случай, С кормы БРК от вибрации по недосмотру рулевого, сползла бухта пенькового конца и намоталась на винт. От берега были уже далеко до кораблей тоже далеко, нас понесло из бухты. Водолазу, который был в нашей команде, пришлось лезть за борт, чтобы распутывать трос и освобождать винт. Все получилось, наградой ему от Магеллана было пол стакана спирта в качестве профилактики от простуды. Мы тогда поняли что, это «дело» у него всегда было с собой, до этого случая мы как-то не замечали.
Читатель, помнишь? у меня в голове сидел вопрос, который не мог вспомнить, вспомнил! Да и не забывал я его, просто не мог его выразить словами, как-то материализовать, знаю, что он есть, а сказать его не получается. А теперь я его просто понял. Вчера почитал свои письма, которые писал Галине. Думал там что-нибудь найду про Магеллана. Ничего не нашел, секретность, наверно, не позволяла ничего писать о службе, так нас застращали, только про любовь, а писал я много, стопка писем без конвертов высотой сантиметров тридцать. Мы с женой все письма сохранили и её и мои. Ответ на вопрос нашел в письмах.
Оказывается, я боялся, что годы службы это вычеркнутое из жизни время, так вот сейчас я твердо знаю, что это величайшее заблуждение. За время службы приобретено гораздо больше, чем это могло быть на гражданке.

Москва, декабрь 2009г. Семёныч

Наверное здесь больше чем озаглавлена тема, но я не стал сокращать, думаю понятно как я попал на корабль ТОГЭ "Сахалин"

01.12.2011.
Посмотреть профиль
Володя, читаю - аж до слёз всё знакомо! И ведь не первый раз читаю.
Посмотреть профиль http://www.toge.ru
Ну и хорошо что напомнил, спасибо. Может и "Добровольцам" понравится.
Посмотреть профиль
Спасибо, Владимир Семёнович! Хорошо написано.

Посетителям:
Владимир Семёнович призван на флот в 66-м, из Амурской области (река Тюкан и город Свободный - там). Служил на "Сахалине" до 69-го, глав.старшина ТМС (телеметрической службы?), 11 походов.
И загляните на форум ТОГЭ. Там - множество других рассказов ВС.

Вопрос расширю: расскажите, как Вы оказались в СКИ ОМЭР? В ТОГЭ?
Ветераны ТОГЭ - понятно, что по призыву, но, может быть, есть интересные подробности?
Можно даже конкурс устроить - чей рассказ интереснее
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
К сожалению, так как у Владимира Семеновича не получится, но попробую.
Служил в ПВО(57-й отдельный противоракетный центр), вентиляция и кондиционирование воздуха....



за пьянки, гулянки разжаловали в рядовые)))), как понимаете характеристику мне только в тюрьму дали бы, хотя по прошествии лет, мой бывший замполит, тогда еще был старлеем и только пришел в часть из училища, говорил, что если бы подъехал, то мог бы помочь.Дембельнулся в мае 1978-го.
Да и не знал я про СКИ тогда ничего. Работал в Институте Физкультуры на спортарене, а по совместительству еще и холодильщиком, была у нас там ледовая площадка. Готовились к Олимпиаде 80 года и вот как-то в разговоре мама сказала, что у нее на работе есть девочка, а у нее брат работает в СКИ и ходит в рейсы, бывает в разных городах и странах. Только для того чтобы устроиться туда нужна характеристика и рекомендации, с рекомендациями ей знакомые из 32103 помогут, а вот с характеристикой и всеми остальными бумагами я должен сам разбираться.
Вот тут, во-второй раз после армии мне пришлось столкнуться с армейским дебилизмом. Директором нашего дворца Спорта по тяжелой атлетике(так назывался потому, что во время Олимпиады там проходил такой турнир) был бывший военный... и вот в один из дней, в обед, он заходит к нам и просит у моего начальника двух человек в помощь. Начальник дает ему меня и напарника, идем на улицу, подходим к колодцу во дворе и тот приказывает спуститься туда и пролезть по нему и выйти в подвале!!!! Я окончил техникум по специальности  строительство и эксплуатация автодорог и по правилам ТБ прекрасно знал, что запрещено спускаться в люки, было много смертельных случаев. Вот примерно так я ему это и объяснил, добавив, что если он хочет, то может сам туда спуститься.... Мне ничего тогда не сделали, но злобу он затаил и когда до него дошло, по команде, о том, что я прошу характеристику, он мне отказал....
Вот поэтому в 80-м после Олимпиады я в СКИ не попал, а пришлось еще два года работать в Институте Физкультуры, уж очень просто там было проходить партком, тк много спортсменов и часто выезжали. Не знаю как вам, но мне пришлось пройти по всей цепочке, актив в институте, а потом комиссия в районном комитете КПСС. За эти два года после Олимпиады нас полностью объединили и упразднили должность директора и подгадав его отпуск, я у его зама получил характеристику, прошел партком и вышел на последний этап....
Дальше уже было просто: районный комитет, получение добро и пошли документы в СКИ.
Летом 82 года позвонили: приезжай на К-18, приехал.. вышел нач ОК, не помню как его звали(кажется Герасимов), но на руке была перчатка, сказал, сейчас выйдет руководитель, отошел и через минуту пришел с моим будущим начальником отделения
Потом были: Старая площадь, Суходрев и все завертелось.....
Посмотреть профиль
Занятная история, Миша. Спасибо!

На 2-м фото - что-то очень похожее на "Куб" (телеметрическая станция).


Цепочку "партгруппа - партком - райком - ЦК", наверное, все проходили. Я о гражданских, в т.ч. - беспартийных. У меня, правда, всё прошло, как по маслу. В райкоме, например, был один вопрос: "У вас кооперативная квартира?". "Да"-говорю. "Ставим на голосование..." Ну, и поцапаться, в отличие от Миши, мне ни с кем к тому времени не довелось.

Сергей Николаевич (?) Герасимов - да, нач. отдела кадров К-18, отец братьев Игоря и Володи с КГД. Перчатка - протез. На выход-приход приезжал в Ленинград, помню.
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Совершенно верно, Сергей Николаевич, спасибо, что напомнил.
У нас было 2 комплекса, на первом снимке, они должны были захватить цель и вести ее (тренировались на всяких спутниках, проводкой их), также в комплекс входили еще по два здания(второй снимок) и четыре старта, вокруг каждого из них. Эти здания вели цели. Тонкостей не знаю, так как был на первом этаже и числились мы техниками и у нас в обслуживании были кондиционеры, холодильные машины, водоподготовка, у электриков генератор и тп. На втором этаже нашего здания располагались , как бы у нас сказали - лаборатории, но кроме КП, они все имели цифровое обозначение( типа: "двадцатка" и тп), на боевом посту не стояли, но готовились, секретность была бешеная, на второй этаж без разрешения подняться нельзя было, я уж не говорю о том, чтобы зайти в лабу. Знаю, что стоял Минск-32.Обслуживали лабы в основном офицеры, а солдат называли операторами и занимались они мытьем полов и пыль гоняли, в основном ....о том чтобы кто-то крутил какие-то ручки или нажимал кнопки не слышал.....
Это одно из колец ПВО Москвы, сейчас его уже нет, тк ракеты были жидкотопливными и сняты с вооружения, снимки цветные современные, на объекте(раньше красиво назывался - обсерватория)))) сейчас какой-то комплекс Сбербанка.
У меня Суходрев спросил: куда пойдете? Ответил: куда пошлют... и все!!!
Посмотреть профиль
У нас, служил в дальнем здании с шаром(первый снимок), за зданием было небольшое болотце, прудик.... рыбку ловили, карасиков, грибы собирали ягоды, березовый сок по весне, но потом заставили болото, тростник выкосить... деревья спилить, вокруг зданий, чтобы мы в кустах не прятались, когда начальство с крыши осматривало окрестности)))
Посмотреть профиль
Хочу уточнить, ребята, С.Н. Герасимов не был никогда начальником отдела кадров и не мог им быть, поскольку без погон. Сами знаете, что все начальственные должности в СКИ ОМЭР занимали военные люди. А должность Сергея Николаевича именовалась старший инспектор отдела кадров. Просто начальник ОК свалил на него всю работу по гражданским кадрам и у всех возникало впечатление, что С.Н. и есть начальник ОК.
Посмотреть профиль
Михаилу Миронову
Ваша система ПРО имела наименование А-35. В интернете много про нее написано. К примеру
http://militaryrussia.ru/blog/topic-344.html
В/ч 27905?
Посмотреть профиль
Спасибо. 12996, Нудоль.
Посмотреть профиль
[b]Михаилу Миронову
"Служил в ПВО(52-й отдельный противоракетный центр),"
Судя по всем ссылкам в интернете это в/ч 27905
В/ч 12996 - 57-й ОПРЦ
Посмотреть профиль
Если у меня на знамени части была надпись "52 Отдельный противоракетный центр", сверху замаскированная , то в какой части я служил? А по большому счету какая разница 52 или 57... Нудоль она и есть Нудоль, 2 года без увольнений, в лесу....
Посмотреть профиль
Моя дорога началась с Байконура. 25-я отдельная инженерно-испытательная часть (в/ч 74829). 1-я стартовая группа, отделение радио-телеметрических измерений. Испытывали изделие 8к67 (НАТО классифицировало как "Scarp").
Как тесен мир. ТОГЭ наблюдала наши запуски(запуски в район "Акватория").
Посмотреть профиль
Мише:
Нарынка, 57-й опрц - в/ч 12996, Клин-10. Оно?

Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Володе, о Байконуре.

1. Финдиректор в нашей софтовой конторе, оказывается, служил там. Офицер. Что-то вроде заправочной (или топливной?) группы. Пути Господни...

2. На сайте "Буран" вот такую статейку можно почитать, про то как там...
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Володя, спасибо! Есть интересный форум http://www.slusili-baikonuru.ru/
Активно принимаю на нем участие. К сожалению, нас Ветеранов еще Советского Байконура становится все меньше и меньше.
Уверен, что среди сотрудников СКИ тоже есть те, кто начал с Байконура.
Наша часть располагалась на 37-й площадке, рядом с “двойкой» - Гагаринским стартом и 32-й площадкой – дублером. Там и “заболел” ракетами, космосом.
Посмотреть профиль
Да, видимо опять искривление памяти, 52-57)))) Это Сбербанк все там перестроил....
Посмотреть профиль
Продолжу, как оказался в СКИ.
В 73-м поступал в ТОВВМУ им. С.О. Макарова, штурманский факультет. Хоть и сдал все на 4, но не прошел по конкурсу. Поздно сообразил, что нужно было идти на минно-торпедный. Конкурс меньше, да и адмиральских “сынков” меньше.
Потом все объединилось: море, космос. Вот так оказался в СКИОМЭР.
Это коротко.
Посмотреть профиль
Михаилу Миронову
Посмотри, что пишут о 52-ПРЦ и 57-ПРЦ
http://www.ww2.dk/new/pvo/52oprts.htm
http://www.ww2.dk/new/pvo/57oprts.htm
Посмотреть профиль
Владимиру Капранову
Да я и не спорю, я своего замполита спросил, он ответил примерно также, как и я - вроде 52-й... но враги точнее нас должны знать, где какой)))))
Будем считать, что историческая правда восстановлена.... 57-й!!! УРААААААА!!!
Спасибо.... еще одним белым пятном меньше стало...................
Посмотреть профиль
А.Сычёв:
После беседы в ЦК, помню, заглянул в местный буфет, "съел холодного язя", по-Высоцкому, и в тот же вечер убыл в Ленинград. Как я оказался на "Добровольском", доложу в следующий раз
Д.Павличенков:
Саша а где продолжение? Very Happy
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Да уж, подзатянул я с продолжением. Ну, лучше поздно, чем никогда.
    Итак, как я оказался на "Добровольском". Мне в Москве объяснили, что нужно прибыть на завод им. Жданова и нарисовали схему, как на территории завода найти гостиницу, в которой я должен был поселиться. Гостиница оказалась плавучей. Это был пароход, видимо пассажирский, жаль, не помню названия, как-то красиво он назывался. Разместили меня в одной из кают, вполне комфортабельной. Позавтракав в местном буфете, я отправился к причалу, где достраивался "Добровольский". Найти его оказалось несложно, я заметил его ещё издалека. Сияющий свежей белой краской красавец сразу привлекал внимание. Помнится, с какой-то приятной дрожью в сердце поднялся я на борт. Внутри ещё не так было красиво, как снаружи, строительный мусор, туда-сюда сновали люди в рабочих спецовках. Первым, кого я увидел из экспедиции, был Караманян Игорь, с которым я познакомился ещё в Москве. Он же и поручил мне первое дело - привел в кладовую ЗИПа в носовой части главной палубы (я тогда и не догадывался, что тут же рядом моя каюта 117, которая станет моим домом на 8 рейсов), показал несколько огромных деревянных ящиков из-под аппаратуры, заполненных крепежом - болты, гайки, шайбы, саморезы и пр. и сказал, что всё это нужно рассортировать по типам, размерам, диаметрам и т.п. После часа работы я понял - чтобы это всё рассортировать, мне не хватит жизни. Восторг мой от попадания на корабль мечты как-то быстро стал угасать. Слава богу, после обеда, я освободился от этой муторной работы и отправился в один из цехов завода с группой товарищей выполнять другое задание. Из цеха в ту же кладовую мы таскали доски, фанеру, оргалит и.т.п. На мой вопрос, зачем всё это нужно, сказали, что в рейсе пригодится. Из членов экспедиции, кроме Караманяна, в первый день я познакомился с двумя Александрами Михайловичами - Горным и Емельяновым. С первым мы впоследствии, можно сказать, подружились, в свободное время осматривали достопримечательности Ленинграда. А вот со вторым отношения как-то сразу не заладились. Помню, когда знакомились, меня удивило, что он представился по имени-отчеству, а вроде бы ненамного меня старше. Уже через пару часов, я, по простоте душевной, обращаясь к нему, назвал его Сашей. Тут настал его черёд удивляться, он поднял брови и язвительно спросил: "А когда это мы с вами, Александр Егорович, перешли на ты?" Так я узнал, как должны обращаться друг к другу "члены профсоюза" и командный состав. И я сразу отвык от дурацкой своей армейской штабной привычки называть молодых офицеров по имени. Но долго не мог привыкнуть к тому, что меня называют по имени-отчеству. Потом уже до меня дошло, что это такой способ держать подчиненных на расстоянии. Видимо, сверху было спущено указание не допускать панибратства.
    А вечером со мной случился новый казус. Меня поставили на вахту, вместо ленинградца, который поехал спать домой. Объяснили обязанности вахтенного по экспедиции: отвечать на телефонные звонки, делать объявления по громкой связи, совершать обход служебных помещений экспедиции на предмет целостности опечатывания(это было практически невыполнимо, так как я ещё совершенно не ориентировался внутри парохода). Обязанности напоминали те, которые у меня были в армии, когда я ходил в наряд помощником дежурного по части. А там у нас после 24.00 дежурный по части делал обход охраняемых объектов, казарм и шел домой спать до 6-7.00, помощник же ложился спать в дежурке на диванчике. Исходя из этого своего опыта, а также учтя наличие у трапа вахтенного матроса, я после полуночи где-то раздобыл подушку и одеяло, закрыл на ключ дверь рубки дежурного по экспедиции(она тогда ещё не была разрезана на две части) и залёг на зеленый диванчик, причем основательно. Да, забыл сказать, что дежурным по экспедиции оказался уже упомянутый мною А.М. Емельянов. Часа в 2-3 ночи меня разбудил настойчивый стук в дверь. Продрав глаза и открыв дверь, я увидел ещё более удивленное, чем тогда, когда я назвал его Сашей, лицо Александра Михайловича. Он поначалу, похоже, дар речи потерял от такой моей наглости. Ну, вобщем, до утра я бодрствовал.
    Около недели я жил ещё в плавучей гостинице или общежитии, а потом отделочные работы в помещениях "Добровольского" закончились и мы переселились на корабль. Заработал камбуз, а до этого мы завтракали и ужинали в общежитском буфете, а обедали в заводской столовой, расплачиваясь талонами. Я стоял на вахте через день-на ремень, изучал станцию "Кипарис", так как мне сказали, что я буду работать на СЕВе(правда, по выходу в рейс оказалось, что я в другом отделении). Поселился в каюте 153, по совету старших товарищей, мол, там меньше качает. А перед выходом в рейс, мне сказали, что я погорячился, поселили в 153-ю женщин, а меня послали в 117-ю, которую впоследствии получила название - "каюта космонавтов" - и в смысле качки, и потому, что на ней было написано "Запасное помещение опергруппы".
     Вот так я и оказался на "Добровольском"...
Посмотреть профиль
Спасибо, Саша!

Кто кроме тебя, Караманяна, Горного и Емельянова был в то время на судне, помнишь?
От Разникова и Демьяненко слышал, что они год провели на заводе.
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Демьяненко точно был в начале моего полуторамесячного пребывания на КГД перед первым рейсом. После подъема вымпела АН СССР мы "переехали" из завода в порт и там уже Юрия Федоровича не было. Разникова я увидел только перед выходом в рейс. Чуть позже меня подъехали из Москвы: Витя Волков, Володя Богачев, ещё позже Женя Седых, Женя Федоров. Помню и появление ленинградцев: Ладного, Федоровцева, Гольнева. А вот Прощенко почему-то не помню.Shocked Да, ещё Котов был, Леднев.
Посмотреть профиль
А вот Прощенко почему-то не помню.Shocked 
Наверное, всё это мне приснилось... И до сих пор снится, как будто было...
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Забыл упомянуть о своем первом "путешествии" на "Добровольском". Это был переход из Ждановского завода на 25-ый причал Морского торгового порта. Впечатлило! Мы, новички, весь "рейс" провели на сигнальном мостике. Ну очень было интересно! "Всё было впервые и вновь".
Посмотреть профиль
Да-уж. Пророй начинаешь удивляться как все складывается в этой жизни. В детстве родители решили как-то вывезти меня на море. Жили у родственников в Симферополе. Помню как под большим секретом (может для меня) они отвезли меня к поселку Школьный и показали совершенно секретный и строго охраняемый объект с большими антеннами. В то время дальше детекторного приемника в радиотехнике я ничего не знал, поэтому вид антенн мне тогда запомнился надолго. Прошло лет 6, меня забрали в военкомат и приехал туда майор Ванюшин набирать команду в совершенно секретные войска (за всю дорогу так и не признался в какие) Удивление было когда выгрузили нас в Школьном и сказали что здесь мы станем сержантами и даже может-быть нам дадут покрутить эти самые антенны. Ну а по-окончании учебки была Камчатка. Там сдавая зачет на 1 класс знания мои проверял представитель ТОГЭ (не помню морские звания но погоны майора) От него я узнал про суда и он же мне порекомендовал почитать Конецкого. Вот тогда я и захотел служить на судне (правда я думал что они все на Камчатке). Написал заявление. Меня огорошили тем, что будут проверки и пр., что попадают на суда чуть-ли не один из двухсот и что шансов у меня нет. Ну а потом как у всякого солдата был дембель. На заявление - полная тишина. Вернулся на работу с которой уходил в армию и вроде все забыл. Прошло почти полгода когда придя домой со второй смены я увидел письмо, с требованием уволиться и срочно выехать в Москву. Ну а дальше уже ЦК. К-18 и Добровольский
Посмотреть профиль
Вот как! На Камчатке, значит, служил. НИП-6 ?
Рома - тот в Евпатории
Посмотреть профиль http://niskgd.ru/
Да НИП-6
Правда тогда армия была СССР (ну,наверно, очень страшная) поэтому часть располагалась в поселке Мирном
Ну а теперь армия наверно не такая страшная и поселок переименовали в Вулканный
Посмотреть профиль

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения